125009, Москва, ул. Б. Дмитровка, 15 тел.: +7 (495) 694-51-12, факс: +7 (495) 692-90-17, rgaspi@inbox.ru
Карта сайта
Написать письмо
ВКонтакте
Новости и Объявления
  ПРОЩАНИЕ С СЕРГЕЕМ АНДРЕЕВИЧЕМ КОТОВЫМ состоится завтра, 29 апреля 2017 г. в 12:00 Судебно-медицинский морг № 4  Волховский переулок, д. 25 (м. Бауманская) Подробнее
  ПАМЯТИ С.А. КОТОВА С прискорбием сообщаем, что 27 апреля 2017 г. ушел из жизни Сергей Андреевич Котов (1953-2017) – заместитель директора РГАСПИ, талантливый администратор, крупный ученый… Подробнее
  24 апреля 2017 г. в Российском государственном архиве социально-политической истории состоялось открытие историко-документальной выставки «НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ РОССИИ. ОПЫТ ХХ ВЕКА»… Подробнее
  24 апреля 2017 г. в Российском государственном архиве социально-политической истории прошел ряд мероприятий, посвященных истории отечественной школы и путям ее модернизации. На заседании к… Подробнее
Все новости

 

Заседание восьмое 

«1930-й год: советский опыт массовой мобилизации и террора»

29 мая 2013 г. в РГАСПИ состоялось восьмое заседание дискуссионного клуба, с докладом на котором выступил доктор исторических наук,  профессор, ведущий научный сотрудник Института истории Сибирского отделения Российской академии наук, зав. кафедрой отечественной истории Новосибирского государственного университета Сергей Александрович Красильников. Помимо непосредственного исторического анализа проблемы социальной мобилизации советской деревни в 1930-е гг., в своем выступлении автор провел аналогии с идеями классической антиутопии Дж. Оруэлла «1984».

Признавшись, что этот роман является его настольной книгой, С.А. Красильников обозначил три основных тезиса оруэлловского шедевра, отражающих суть тоталитаризма: 1) «Война – это мир»; 2) «Незнание – это сила»; 3) «Свобода – это рабство». К трем классическим дихотомиям Оруэлла С.А. Красильников добавил свою: 4) «Бедность – это богатство». «Своеобразие тоталитарной системы – отметил  С.А. Красильников – состоит в том, что в каждом из четырех случаев, слова можно переставить местами, и смысл при этом не изменится. Например, мир – это война, рабство – это свобода и т.д.». По мнению докладчика, гениальность романа «1984» состоит именно в том, что Джордж Оруэлл смог уловить и передать эту корневую суть тоталитаризма, без понимания которой нельзя до конца уяснить смысл событий, происходивших в СССР в 1920-1930-х гг.

Основное внимание в своем выступлении автор сфокусировал на проблеме формирования и деятельности «лишенцев», то есть лиц, лишенных избирательных и прочих гражданских прав после прихода к власти большевиков. В деревне под эту категорию попали, в первую очередь, зажиточные крестьяне – «кулаки». При этом сам С.А. Красильников отвергает термин «раскулачивание», считая его научным новоязом, и предпочитает использовать формулировку «раскрестьянивание». 1930-й год, по мнению автора, стал пиком «репрессивного раскрестьянивания».

Этот процесс, с точки зрения С.А. Красильникова, был обусловлен несколькими факторами. Во-первых, на местах имелись необходимые информационные ресурсы – списки лишенцев, накопившиеся к тому времени в низовых партийных организациях; во-вторых, существовали социальные противоречия внутри самой деревни, имущественное, а, следовательно, и социальное неравенство; в-третьих, 1929-1930 гг. – период сплошной коллективизации.

После Гражданской войны большевикам было необходимо найти конкретных врагов, одними из которых и стали лишенцы. К тому же, как отметил С.А. Красильников,  первыми под удар попали наиболее богатые и успешные жители деревни, что давало возможность сельским «низам» «насладиться чувством реванша». Таким образом, воплощалась в жизнь формула И.В. Сталина: «Революция сверху, поддержанная снизу».

Говоря о судьбе лишенцев, С.А. Красильников отмечал, что у них в 1930-е гг. было три основных пути: 1) в тюрьму, 2) на спецпоселение, 3) бегство из деревни. Существовал и четвертый путь – в «тыловое ополчение». По словам автора, представителей тылового ополчения либо отправляли на строительство военной инфраструктуры (аэродромы, ангары и пр.), либо на лесоповалы и в шахтерские забои. При этом они должны были платить специальный военный налог, так как не числились в кадровой армии. С.А. Красильников отметил, что своеобразными наследниками тылового ополчения стали военно-строительные части («стройбат»).

Подводя итог своему выступлению, С.А. Красильников сказал, что 1930-й год, ставший пиковым в период социальной мобилизации, привел к подлинной социальной катастрофе. По мнению автора, следствием этих событий стал голод 1932-1933 гг. Данный феномен, по мнению С.А. Красильникова, определяется теми социально-политическими механизмами, которые были изложены в упоминаемом уже романе Дж. Оруэлла «1984». «Война – писал Оруэлл – с определенного момента теряет свою изначальную форму и направление, и становится повернутой не вовне, а вглубь».

В ходе дискуссии участники затронули большой спектр проблем, как связанных с темой доклада, так и выходящих за его рамки. Проблему консолидации и конфронтации в своей реплике затронул ведущий специалист РГАСПИ, студент ИАИ РГГУ А.Ю. Евдокимов, отметивший, что советские партийные руководители 1930-х гг. понимали «консолидацию» и «конфронтацию» принципиально иначе, нежели американский писатель середины XX века.

В ответ на это С.А. Красильников сказал, что «консолидация» и «конфронтация» не всегда анонимичны друг другу, и что любой мобилизационный режим содержит как консолидационную, так и конфронтационную составляющие. Более того, иногда консолидация может проводиться за счет конфронтации. Так, после знаменитой фразы И.В. Сталина:  «Сын за отца не отвечает!», со спецпоселений стали возвращать большое количество трудоспособной молодежи, которые отправлялись на стройки первых пятилеток. Таким образом, создавался новый слой трудовой молодежи (консолидация), но при этом разрушалась семья (конфронтация), так как родители продолжали оставаться на спецпоселениях.

На вопрос главного специалиста РГАСПИ, доктора исторических наук Л.А. Лыковой, каков был процент «беженцев» среди лишенцев, С.А. Красильников ответил, что это сложно вычислить как социологически, так и математически, а конкретно эту проблему, по словам докладчика, никто ранее не изучал. Терминологическая составляющая была затронута в вопросе  ведущего специалиста РГАСПИ, кандидата исторических наук Ж.В. Артамоновой, спросившей об этимологии термина «социальная мобилизация» и его связи с дефиницией «тоталитаризма». В ответ на это С.А. Красильников остроумно заметил, что, чем более многозначен и неясен термин, тем проще представителям власти наполнить его своим содержанием и использовать в своих интересах. Понятие «социальной мобилизации», по словам докладчика, очень широко, сюда можно отнести различные идеологические кампании, открытые политические процессы и др. В этой связи С.А. Красильников отметил, что дальнейшее развитие исторической науки должно двигаться по пути изучения различных социально-экономических и социально-политических феноменов, а не конкретных политических деятелей, или общественных институтов, как было ранее.

В частности автор предложил молодым исследователям заняться такой сложной, но интересной проблемой, как исследование феномена «конформизма». Студент исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Д.А. Апальков предложил еще больше расширить данную проблематику и изучить феномен «консенсуса», мотивировав свое предложение тем, что политическая система базируется не только на страхе и насилии, но и на общественном согласии. В целом данное заседание  вызвало большой интерес у присутствующих молодых историков-архивистов, которые удостоили С.А. Красильникова заслуженными аплодисментами. Всего в заседании приняли участие 25 человек.

 

В начало ↑